f_f (f_f) wrote,
f_f
f_f

"Катынь"

"Джинсы надели даже самые отсталые слои населения". В смысле - и я наконец сподобился посмотреть столь нашумевшую "Катынь" Вайды. Посмотрел и удивился - а чего шумели-то? Почему одни пели осанну, а другие исходили говном, причем и то и другое - в основном по причинам сугубо политическим?

На мой взгляд, в "Катыни" нет ничего из того, за что на нее гнали волну - ни русофобии, ни какого-то чрезмерного польского национализма. Даже антисоветским это кино можно назвать лишь потому, что люди в формах советского НКВД делают там объективно плохие вещи - убивают военнопленных или депортируют женщин и детей. Но, к примеру, михалковские "Утомленные солнцем" - фильм более антисоветский, чем "Катынь", потому что там мерзости от имени советской власти творят живые люди, с характерами и судьбами. У Вайды же что немцы, что советские - роботы, безличная и бездушная сила, методично делающая свою работу. Таких даже ненавидеть трудно, они неживые, они как явление природы - не будешь же сердиться на ураган или потоп? (Единственное исключение - человечный советский капитан, помогающий спастись жене и дочке одного из польских офицеров. Возможно, этим персонажем Вайда хотел хотя бы чуть-чуть "приподнять" советскую сторону, чтобы не ставить ее совсем на одну доску с немецкой, хотя его все равно не замедлили упрекнуть в приравнивании к нацистам тех, кто их победил. Человечных немцев, повторю, в фильме нет).

Если механистичность обеих диктатур показана режиссером намеренно, то это правильный прием, т.к. он показывает СССР и "третий рейх" как две безличные силы, внешние по отношению к тому главному, о чем этот фильм и для чего он снимался - к Польше. "Катынь" - картина совершенно для внутрипольского потребления, она о поляках и для поляков. Националистична она только в этом смысле: поляки в фильме не то чтобы лучше немцев и русских, они просто единственные, кто важен, на ком сосредоточено внимание, а немцы и русские - это лишь неблагоприятные обстоятельства, внешние угрозы, Сцилла и Харибда. Немцев и русских в этом плане вполне можно заменить, скажем, на марсиан и каких-нибудь юпитерианцев. Это несущественно.

Куда важнее для Вайды проблемы самих поляков, особенно главный вопрос, которым он задается: может ли нация выжить, сознательно отказавшись от части своей исторической памяти, и стоит ли такая жизнь того, чтобы ее жить? Один из персонажей фильма, офицер, бывший в советском плену, избежавший Катыни и потом воевавший за "новую Польшу" (видимо, в Войске Польском на Восточном фронте - я смотрел фильм в оригинале, по-польски, поэтому какие-то детали мог упустить из-за слабоватого знания языка), отвечает на этот вопрос отрицательно, пуская себе пулю в лоб уже в 46-м году в снова польском Кракове. Вообще персонажи этого фильма несколько схематичны, это скорее обобщенные образы - Честный Офицер, Запутавшийся Офицер, Благородная Вдова (2 шт.), Дева-Воительница, Хороший Русский... В принципе фильм это не слишком портит, поскольку "Катынь" явно задумывалась (ну, или по крайней мере получилась) как картина не об отдельных поляках, а о поляках как народе.

В этом плане фильм вполне состоялся, хотя с чисто зрительской точки зрения у него немало недостатков: он напоминает пучок редиски, распадаясь на истории отдельных персонажей, которые появляются и через какое-то время бесследно исчезают (некоторые снова появляются в самом конце, чтобы безмолвно или с обрывком молитвы на устах получить пулю в затылок в Катынском лесу). В роли веревочки, связывающей воедино этот пучок, и выступает финальная сцена расстрела, в меру, но не до тошноты натуралистическая. Последний кадр - засыпаемая землей мертвая рука, сжимающая четки с крестиком, - можно считать даже пошлым, но в польском контексте это просто неизбежная дань национал-католическому мифу (при том, что исторической правде это не противоречит, среди вещей убитых в Катыни офицеров было найдено действительно очень много молитвенников, крестиков, четок и прочих предметов религиозного культа).

Есть в "Катыни" и пафос (чего стоит хотя бы диалог двух родственниц погибшего офицера-летчика: "Ты выбираешь мертвых, а не живых! - Я выбираю убитых, а не убийц!"), но при таких героях, которые являются скорее олицетворением "проклятых польских вопросов", чем людьми из плоти и крови, этот пафос не сильно режет слух и глаз. В целом "Катынь" - совсем не шедевр, но вполне крепкий, не мастерски, но мастеровито сделанный фильм. Возможно, Вайде не хватило того, что есть, скажем, в немецком "Бункере" о последних днях Гитлера - одной сильно сыгранной фигуры, которая "держала" бы весь фильм. Такой персонаж в "Катыни" отсутствует, и от этого фильм делается слегка безжизненным.

Если же говорить об осмыслении истории, поскольку именно оно служит главным содержанием таких фильмов, как "Катынь" или "Бункер", то в нынешней Польше, считающей датой окончательного и подлинного освобождения не 1945-й, а 1990 год, трудно было снять иной фильм на катынскую тему. Вайда не ставит под сомнение ценность советской победы над нацизмом (и уж тем более порочность самого нацизма) - он сомневается в полноценности "народной" Польши, возникшей вместе с советской победой. По одной простой причине: "новая Польша" Берута, Берлинга и Гомулки была (и не могла не быть, учитывая условия ее возникновения) Польшей частичной амнезии, исторического беспамятства. Польша, в которой Катынь была немецким преступлением 41-го года, а не советским 40-го, Армия Людова - главной силой сопротивления немцам, а Армия Крайова - реакционными отщепенцами, Варшавское восстание - не более чем бессмысленной авантюрой и т.д., не могла быть легитимной и популярной всерьез и надолго. Собственно, в этом состояла проблема большинства восточноевропейских сателлитов СССР: коммунистическая власть в этих странах - Польше, Венгрии, Румынии, отчасти и Чехословакии - основывалась на слишком уж большом вранье, в каком-то смысле бóльшем, чем то, на котором стояла советская власть в СССР. Есть популярное "макиавеллистское" мнение, согласно которому народ - это tabula rasa, на которой умелый правитель может написать всё что ему угодно. Это не совсем так. Если индивидуальный опыт и память слишком большого числа людей резко противоречит установкам правителей, побеждает в конечном итоге этот опыт и эта память, а не установки.

По большому счету, "Катынь" Вайды - именно об этом. Поэтому мне трудно не усомниться в интеллектуальных способностях некоторых критиков и зрителей, которые свели этот неплохой, хоть и не выдающийся фильм к банальной, зато "остренькой" теме взаимной нелюбви поляков и русских.
Tags: ЦВЕ, история, фильмы
Subscribe

  • Ворюга милей... да иногда и кровопийца неплох!

    Очень сильно сомневаюсь в том, что повторяя в отношении практически любого постсоветского лидера "N - коррупционер" и даже сопровождая это вполне…

  • Новогоднее

    Напейсал год назад. Так всё и вышло - годик оказался вери-вери так себе. Следующий, почему-то кажется, будет повеселее. Во всех смыслах - и прямом,…

  • Периферийное

    История России и Восточной Европы в нескольких абзацах (лавры Чхартишвили-Акунина, видимо, покоя не дают). Набрасывал помаленьку в последние дни,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Ворюга милей... да иногда и кровопийца неплох!

    Очень сильно сомневаюсь в том, что повторяя в отношении практически любого постсоветского лидера "N - коррупционер" и даже сопровождая это вполне…

  • Новогоднее

    Напейсал год назад. Так всё и вышло - годик оказался вери-вери так себе. Следующий, почему-то кажется, будет повеселее. Во всех смыслах - и прямом,…

  • Периферийное

    История России и Восточной Европы в нескольких абзацах (лавры Чхартишвили-Акунина, видимо, покоя не дают). Набрасывал помаленьку в последние дни,…